Нападающий «рыцарей» Алексей Ткачук – о детстве, пребывании на острове и «казарме»

Нападающий «рыцарей» Алексей Ткачук – о детстве, пребывании на острове и «казарме», Иванова Аня

Самый результативный игрок «Лиды» россиянин Алексей Ткачук по итогам прошлого сезона был близок к тому, чтобы заиграть в Континентальной хоккейной лиге.

Однако в итоге задержался в стане «рыцарей» еще как минимум на год. В текущем чемпионате он забрасывает не так часто, но по-прежнему является лидером команды, в том числе и в плане результативности.

В большом интервью Алексей рассказал о своем детстве, вспомнил совместные тренировки с отцом, а также подробно рассказал обо всех этапах своей профессиональной карьеры.

«На всех соревнованиях отстаивал честь школы. Этим компенсировал прогулы уроков»

— Алексей, ты рос в семье известного хоккеиста. Предположу, что и на коньки стал очень рано.

— В три года. На каток меня водила бабушка: шла рядом прямо по льду, держала за руку. Позднее папа спросил: «Чем будешь заниматься — футболом или хоккеем?» У меня даже и мыслей не имелось пойти в футбол, это было бы сродни семейному предательству. В итоге меня записали в хоккейную школу. Но еще до того, как сам начал тренироваться, постоянно находился в команде отца — московском «Спартаке». Бегал по раздевалке, а когда игроки заканчивали свои занятия, папа надевал мне коньки и мы вместе катались по льду. Он же дополнительно меня тренировал.

— В этом плане тебе повезло. Отец играл в Москве, поэтому находился рядом с семьей…

— Да, а вот брат, который старше меня на девять лет, как раз таки рос без отца. В то время он играл в харьковском «Динамо», а после в Италии, поэтому брата в основном воспитывала мама. Он и вырос без особой привязанности к спорту, даже не пытался стать хоккеистом. Я же всегда был в отцовской команде и не представлял себя в будущем без хоккея.

Mw-R1EbCtp8.jpg
Mw-R1EbCtp8.jpg

— Насколько велика была конкуренция в детском хоккее? С одной стороны, в Москве школ много, с другой — и желающих тренироваться хоть отбавляй.

— Сначала я занимался в спартаковской школе, после — в структуре «Крыльев Советов», куда перешел работать мой отец. Нам было удобно вместе ездить. В Москве, в принципе, детей много, поэтому и конкуренция была большая. Но это же хорошо: есть стимул работать, совершенствовать свои навыки.

— Хоккей не мешал образованию?

— Чем старше я становился, тем чаще родители повторяли: «Либо ты серьезно занимаешься спортом, либо налегаешь на учебу». Лично я уже давно выбрал для себя хоккей, поэтому в обычной школе для меня все складывалось просто шикарно (смеется). Уходил с уроков, когда хотел, либо вообще не приходил в школу, особенно после утренних тренировок. Десятый и одиннадцатый классы заканчивал экстерном за год. Учителя относились с пониманием, да и я постоянно на всех соревнованиях отстаивал честь учебного заведения. Этим и компенсировал свои прогулы.

«Сказал лишнего тренеру — он меня и отправил полировать лавку»

— Один из самых сложных моментов в карьере хоккеиста — это переход в профессионалы. Он для тебя прошел безболезненно?

— Этот период получился тяжелым и даже странным. Из детской команды нас забрали в «молодежку» «Спартака». С ходу заняли второе место, уступив лишь «Омским Ястребам», но на следующий год выиграли кубок. А вот третий сезон вышел для меня смазанным. По своей же вине пришлось полгода полировать лавку. Сказал лишнего тренеру — он меня и отправил в запас. Даже несмотря на то что был близким другом моего отца. К слову, для всей команды тот период получился неудачным, выбыли из турнира на первых стадиях.

Следующим этапом стал фарм-клуб «Спартака», выступавший в ВХЛ. Там отработал месяц-полтора, и меня с еще несколькими ребятами отправили в аренду, набираться опыта. Попали мы в команду «Звезда-ВДВ», сыграли по восемь матчей, а после у тренерского штаба случился разлад с руководством клуба и всех специалистов уволили. Новый же тренер привез своих игроков, а мы попали под сокращение. Это был октябрь, то есть новый сезон в разгаре, я же находился без клуба, да и агент мой куда-то пропал.

Отец в то время работал главным тренером в команде «Сахалин». Вообще, он стоял у истоков создания этого клуба. Позвонил ему, обсудили дела. Говорит: «Руководство клуба дало добро, приезжай, будешь за копейки ковыряться в пятом звене. Все остальное зависит только от тебя». Я долго не думал, собрал вещи — и на самолет. Кстати, буквально перед вылетом мне позвонил новый тренер из «Звезды-ВДВ», предлагал остаться, но уже было поздно что-то менять.

«В Азиатской лиге очень схематичный, без импровизации»

— Долго пришлось зарабатывать авторитет в рядах новой команды?

— Я прекрасно понимал, что не могу подвести отца. Старался работать больше всех и вроде как получалось неплохо. Сначала играл в четвертом звене, но потом у старичков случился разлад, и они попросили поменять сочетания. На вопрос о том, кого отправлять в первое звено, сказали: «Ставьте молодого, пусть опыта набирается». Так и получилось. Я бегал, «кусался», пытался отобрать шайбу, а опытные ребята исполняли. В итоге на Сахалине провел три сезона.

— Ты сказал, что отец занимался созданием команды «Сахалин»…

— Да, поступило такое предложение. Подписал контракт аж на четыре года. Сначала набирал хоккеистов, которые просто тренировались без участия в каких-либо поединках. Как говорится, с прицелом на ближайший сезон. Параллельно создавались бытовые условия, клубная инфраструктура, появлялся обслуживающий персонал.

lidanews
Лида
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии