Домашнее насилие над пожилыми людьми. Насколько остро стоит данная проблема?

Домашнее насилие над пожилыми людьми. Насколько остро стоит данная проблема?

Думаю, каждый из нас (или почти каждый) сталкивался хотя бы с одним нехорошим примером – из жизни знакомых, соседей, друзей, родных, – когда в семье не все гладко, когда в ней имеют место скандалы, крики, слезы и рукоприкладство.

Впрочем, когда мы говорим или пишем о домашнем насилии, то первая ассоциация – муж-тиран. Но сегодня мы предлагаем взглянуть еще на один аспект проблемы домашнего насилия: когда сын (дочь) – алкоголик-тиран, когда насилие применяется по отношению к пожилым людям.

Заострить внимание на этой проблеме нам предложили сотрудники Лидского районного территориального центра социального обслуживания населения, которые выявляют подобные факты. Нам предложили поучаствовать в рамках акции в очередном рейде-обследовании таких неблагополучных семей.

– В базе данных отделения социальной адаптации и реабилитации – более двухсот семей, в которых старики нуждаются в защите, – рассказывает специалист по социальной адаптации Светлана Грицкевич. – Каждого мы посещаем несколько раз в год, звоним, интересуемся, все ли в порядке. А если требуется, принимаем меры. И, надо сказать, есть случаи, когда наша помощь действенна: ситуация исправляется.

– Следует понимать, что проблема домашнего насилия над пожилыми людьми очень непростая. Редко кто-то из стариков обращается за помощью сам. За несколько лет таких случаев у нас было всего два-три, – отмечает психолог Елена Библис. – Проблему до последнего скрывают, не выносят, как говорится, сор из избы, а главное – жалеют, берегут своих взрослых детей, не теряют надежды, что они одумаются, бросят пить. 

– В районе налажен четкий алгоритм межведомственного взаимодействия, – рассказывают сотрудники центра. – Для жертв насилия работают телефоны доверия: 61-10-12 (в Лиде) и 8-801-100-8-801 (общереспубликанский), функционирует кризисная комната, где можно на время укрыться, переночевать. Как правило, жертвы домашнего насилия выявляются социальными работниками или инспекторами, которые обследуют пожилых людей, или же такие сведения поступают из РОВД.

…Первым в нашем маршруте значится частный сектор в микрорайоне Слобода. Лидчанке Марии Романовне (имена пожилых людей, жертв домашнего насилия, мы изменили по этическим причинам. – Авт.) скоро 80, и последние десять лет она живет с 52-летним сыном. Когда он трезвый, в доме мир и покой, но когда выпьет (а случайная выпивка может вылиться в длительный запой), пожилой матери несдобровать. До физических действий, к счастью, не доходит, но третирует сын свою мать, не жалея: кричит, оскорбляет, издевается. Во время одного из запоев сына семья и попала в поле зрения социальной службы и милиции.

 Хозяйка выходит встречать представителей социальной службы. Светлана Михайловна с ходу спрашивает: «Как дела?»

– Две недели не пьет – и все хорошо, – отвечает мать.

А в комнате тем временем взору открывается «картина маслом»: взрослый сын в полосатом махровом халате лежит на диване, закинув ногу на ногу, и смотрит большой телевизор с ЖК экраном. В разговор с гостями вступает, не меняя своего положения. На вопрос о работе с ленью в голосе бросает: «Директор фирмы я», а после с раздражением показывает справку с указанием фирмы, судя по всему, давно обанкротившейся и недействующей. «На что же тогда живете?» – спрашивают у него. «На старые долги, которые мне возвращают, – отвечает он и обводит рукой комнату. – Да все здесь куплено мной!» 

– Ну, так уж и тобой! – возражает мать. – Телевизор твой, а больше ничего. 

Мужчине еще раз напомнили, что живет он у матери, за ее счет и издеваться над ней, находясь в нетрезвом состоянии, не имеет права. Кстати, ему пришло уведомление из психонаркологического диспансера с рекомендацией посетить нарколога, на что он, по словам матери, отреагировал категорично: «Не пойду».

– Придется, – отмечает Светлана Михайловна. – Иначе заставят.

Если Мария Романовна, несмотря на возраст, ухаживает за собой сама и более-менее справляется по хозяйству, то в следующей семье, куда мы отправились, – по проспекту Победы – ситуация гораздо хуже: там живет женщина-инвалид, которая передвигается с трудом. А сын, когда пьет, имеет такой взрывной характер, что женщине не позавидуешь.

– Не так давно, во время посещения другой семьи в этом же доме, я встретила его, полулежащего на скамейке, в стельку пьяного, и подумала: Нине Ивановне сейчас, наверное, очень плохо. В тот же день позвонила ей, узнала, нужна ли помощь. 

Звоним по домофону. Долго никто не открывает: женщина, видимо, дома одна, с ходунками до двери ей добираться сложно. Мир Нины Ивановны ограничен только квартирой. Из-за слабого здоровья ей никуда не дойти. Все надежды – на сына. Но сын их, увы, не оправдывает. Если бы не социальный работник, Нине Ивановне было бы совсем тяжело.

lidanews
Лида
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии