Жительница Лидского района рассказала, как встречала праздник в последний год войны

Жительница Лидского района рассказала, как встречала праздник в последний год войны

Жительница деревни Табола Вера Гулевич – старожил с природным умом, ясной памятью и бесконечно добрым сердцем. Вера Николаевна вот уже многие годы неустанно записывает свои воспоминания о прошлом деревни и ее людей, а кое-какими, самыми яркими, делится с «Лідскай газетай», подписчицей и читательницей которой является большую часть жизни. Одно из них – как раз о Пасхе…

«Сейчас мне 92 года, – пишет Вера Николаевна. – Но так же, как и в детстве, мое сердце радостно ожидает Пасху Христову и готово восклицать: «Христос воскресе! Воистину воскресе!»

Я помню, как в детстве родители готовили меня к Пасхе. Маленькую возили в церковь (а она была в Белице, за семь километров) к исповеди. Когда я подросла, ходила пешком сама. К празднику покупали новое платье, обувь. К Пасхе белили хаты, очищали от мусора дворы.

Пасхе предшествовала Страстная седмица – очень строгая, в посте и молитве. В четверг мы старались сходить в церковь, где читались «12 евангелий» о страданиях Иисуса Христа. В пятницу – особенно строгий пост, в этот день плащаницу кладут в «гроб». Суббота – подготовка к Пасхе: полные печи пирогов, красятся яйца – по сто штук, чтобы всем хватило. Из соседней деревни заядлые игроки приходят к маме покупать «моцнае» яйцо – выбирают, проверяют, стучат о зубы.

Суббота клонится к вечеру, собираем корзинку на пасхальный стол для освящения: красные яйца, соль, хлеб, колбаска, кусочек «кумпяка». Умываемся, одеваемся празднично и идем на всенощную службу.

Мне на всю жизнь запомнилась всенощная 1945 года. В Белицкую церковь идем вдвоем с сестрой, мне 16 лет, сестре 13. Мама осталась дома. В храме мы стоим впереди. Служится полунощница, и вдруг кто-то сзади говорит: «Ваш папа в церкви». Мы тихонько выходим – он одет в военную форму того времени, на ногах обмотки до колена. Сколько радости и слез при встрече!.. Папа служил в Колодищах, отстраивал электростанцию, которую сожгли немцы во время отступления. На Пасху его отпустили в отпуск.

По окончании всенощной идем вместе домой. Папа по дороге заходит на кладбище – поклониться отцу, помолиться. Мы несем маме радость и дома приветствуем ее: «Христос воскресе! Воистину воскресе!»

Всей семьей усаживаемся за праздничный стол. И нет большей радости, чем та, что в Пасху папа с нами. За отпуск он посадил картошку и опять пошел служить. Про Победу никто еще не говорил, но она была уже близко.

Воскресенье, Пасха. Дети на улице играют с красными яйцами. Заядлые игроки бьются яйцами. Кто побьет, забирает битое себе. Молодые после поста заказывают музыку, поют песни, танцуют, веселятся. Пожилые ждут «глыкальнікаў» (волочобников). Собирается компания хороших, голосистых «артистов», которые идут по деревне, становятся под окнами и веселят своими поздравлениями и песнями. Постучат в окно:

– Христос воскресе! Можно повеселить дом?

– Воистину воскресе! Веселите! – отвечают им.

И поют: «Велик святый нам день настал – Христос из гроба воссиял. Христос Господь – наш вечный свет. Христос воскрес, Христос воскрес!»

lidanews.by
Лид
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции
Оцените первым
(0 оценок)
Пока еще никто не оценил
Пока никто не рекомендует
Авторизируйтесь ,
чтобы оценить и порекомендовать
Комментарии